• И.М.Сушенок. Вход Господень в Иерусалим (фрагмент). 2008 – 2014 гг. Холст, масло 310 х 397

    И.М.Сушенок. Вход Господень в Иерусалим (фрагмент). 2008 – 2014 гг. Холст, масло 310 х 397

  • И.М.Сушенок. Лесное царство (фрагмент). 2007г. Холст, масло 145 х 136

    И.М.Сушенок. Лесное царство (фрагмент). 2007г. Холст, масло 145 х 136

  • И.М.Сушенок. Призвание апостолов (фрагмент). 2012 г. Холст, масло 60 х 140

    И.М.Сушенок. Призвание апостолов (фрагмент). 2012 г. Холст, масло 60 х 140

  • И.М.Сушенок. Дорога на Голубовку (фрагмент). 2007 г.  Холст, масло, 70х100

    И.М.Сушенок. Дорога на Голубовку (фрагмент). 2007 г.  Холст, масло, 70 х 100

  • А.М.Сушенок. Теплый день. Венский монастырь (фрагмент). 2015 г. Холст, масло 60 х 80 см

    А.М.Сушенок. Теплый день. Свенский монастырь (фрагмент). 2015 г. Холст, масло 60 х 80 см

Главная / История / Статьи и публикации / "Явление чисто русское", Николай Мельников

"Явление чисто русское", Николай Мельников

 

Русский художник Игорь Михайлович Сушенок сейчас по праву признан мастером. Он - одно из самых заметных явлений отечественной живописи на переломе второго и третьего тысячелетий. Для большого количества зрителей и знатоков это уже не новое имя - Сушенок провел несколько персональных выставок в Москве, его работы находятся во многих частных коллекциях нашей столицы, в музеях Японии, Голландии, Германии, Испании. Говорю это не для красного словца, а для того, чтобы подчеркнуть его самоотдачу, его отношение к творчеству как к самому главному, что подарил Господь человеку, его удивительную способность работать сутками, на износ до изнеможения. Такие качества никогда не останутся незамеченными и невостребованными, не останутся незамеченными и его работы. Вот поэтому Сушенок и стал тем явлением, мимо которого невозможно пройти, бросив лишь мимолетный взгляд. А ведь по возрасту он еще довольно молодой человек.

Родился Игорь Михайлович 31 марта 1964 г. в маленьком городке Злынка Брянской области, почти на границе России с двумя другими славянскими соседями - Беларусью и Украиной. Родился в простой, как принято говорить, семье: мать, Вера Кузьминична, - учительница, отец, Михаил Кириллович, - строитель и вообще признанный в городе мастер на все руки. Именно они, мать и отец, дали сыну по наследству и работоспособность, и вдумчивость, и влечение к чему-то необъяснимо прекрасному его юной душе.

Рисовать Игорь начал рано - копировал известных мастеров, делал портреты родных и знакомых, писал пейзажи своей «малой Родины» - все, что радовало глаз и восторгало, просилось на бумагу или холст.   Не было в Злынке ни художественных школ, ни учителей-наставников. Было лишь слепое, по наитию, как это часто бывает у одаренных русских детей нащупывание его пути, своей судьбы, было счастье и восторг от первых удач и мечты. Мечты о том, как стать художником, о жизни в большом городе, о большом и настоящем творчестве. Сколько потом пришлось идти к своей мечте, сколько трудностей преодолеть знает только сам Игорь Михайлович, но эти трудности - это его провинциальное воспитание, эта «дремучая» провинциальная чистота и вера становились именно тем фундаментом, на котором прочно вставали во все времена многие и многие российские  «самородки». Исконное, от самых корней своих, понимание красоты мира и предназначения человека, понимание творчества и роли творца уже никто не мог потом перебить никакими «модернизмами» и «сюрами».

Сканировать 24

Летом 1985 г., отслужив в армии, Игорь собирает лучшие свои на то время работы и отправляется в Москву. Он прекрасно понимает, что, не имея за плечами художественного училища или даже школы, шансы его поступить в вуз равны нулю. Значит, их нужно увеличить - искать какие-то студии, каких-то преподавателей постоянно работать под чьим-то присмотром, чтобы вырваться из рамок самодеятельного художника и обрести необходимую уверенность. Для того чтобы остаться в Москве, он устраивается по «лимиту», получает крохотную комнатенку и профессию «кровельщик». Отныне несколько лет подряд он носит «жэковскую» спецовку, выполняет те же работы, что и все: чинит крыши, сбивает по весне огромные сосульки с карнизов, вызывается на авралы, всевозможные «прорывы труб» и «протекания кранов». Работа занимает большую часть времени, однако мечта не уходит, рутина не может поглотить ее. Он успевает много рисовать, знакомится со студентами-суриковцами и выкраивает часы для посещения вольнослушателем Суриковского художественного института. Несмотря на такую огромную работоспособность и несомненный талант, брянский «самородок» только с четвертой попытки становится студентом - в 1990 г. он поступает в мастерскую портрета Ильи Глазунова в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества. С этого момента жизнь круто меняется и начинается новый, захватывающий этап биографии художника.

Словно и не было пяти прошедших лет, не было обидного слова «лимитчик», не было протекающих крыш и затопленных подвалов, а было только вот это: завораживающая тишина Академии, дух высокого искусства, витающий в здании, картины великих мастеров в холлах и коридорах и ощущение сопричастности к чему-то большому, настоящему, от которого захватывало дух.

«Илья Сергеевич Глазунов, - вспоминает Сушенок о годах учебы, - никогда не расслаблялся, не застаивался на месте и постоянно теребил своих студентов, заставляя много работать, расширять кругозор, восполнять пробелы в образовании. Его методы преподавания - особенные. Например, весь первый курс мы провели в Петербурге, где знакомились с шедеврами Эрмитажа, Академии художеств. Мы пропадали там целыми днями, копируя произведения старых мастеров, вникая в секреты великих полотен. Этот период учебы дал очень много для дальнейшего нашего формирования, был очень важной ступенью к постижению мастерства».

Сканировать 53

…Академия, шесть лет, за которые надо было успеть невероятно много. Пора учебы — это не только работа над рисунком и композицией, но и пора раздумий, это опять нащупывание своего пути, но уже не слепое, а осознанное, когда ты вооружен знаниями и умением, когда определяются высоты и ориентиры в творчестве - правда и душа, которым ты уже никогда не собираешься изменять. Стремление к высокому реализму, к передаче красоты Божественного устроения мира, красоты человеческой души  -  это главное, когда заканчивается пора ученичества, когда произведен жесточайший отбор, когда любимыми художниками становятся Суриков, Шишкин, Нестеров...

Дипломная работа Игоря Сушенка по окончании учебы в Академии — портрет русской певицы Татьяны Петровой. Во время защиты диплома звучали оценки - «необычное решение», «работа мастера», «новое интересное имя в истории русского портрета» и др. Сушенок блестяще защитился одной работой. Решение портрета действительно необычно и просто - Татьяна Петрова, певица, артистка, «золотой голос России», как называют ее в народе, изображена не в концертном платье в свете софитов, нет и букетов у ее ног, нет рукоплещущего зала. В кресле сидит женщина, скромно одетая, с накинутой на плечи цветной шалью и смотрит на нас. Красивая женщина, красивая той русской красотой, которую называют классической. Но самое главное в портрете - Свет и Душа. И все, уже не хочется ничего объяснять и растолковывать, рассуждать о композиции или цветовом решении, ибо перед вами - произведение искусства. Художник вложил в свой труд свою душу, и оттого на портрете живая душа героини, покой и незримый свет, идущий от нее. Все вроде бы просто, и вместе с тем, возможно ли художника этому научить?

ПЕТРОВА_0727

Самое главное, что тогда, в середине девяностых, Сушенок не сдался, когда сотни художников, изменяя своим принципам, кинулись в объятия сомнительного рынка, подстраиваясь под «модные» и «передовые» течения, следуя принципу «Все на продажу!» Схлынул мутный поток, смыл многих незадачливых и некрепко стоявших на ногах, а Сушенок остался самим собой и продолжал расти. Тогда и пришел первый успех - 1 ноября 1997 г. открылась его персональная выставка в выставочном зале «Красные палаты», и множество зрителей открыло для себя новое имя в русской живописи. Эта выставка, отзывы о ней придали художнику сил, уверенности в себе, в избранном раз и навсегда пути в искусстве. Именно тогда стало очевидно, что Сушенок - явление чисто русское, это сказывается во всем его творчестве. Здесь и продолжение лучших реалистических традиций нашей живописи, это и темы его работ, и глубина содержания, и вдумчивость, присущая только уроженцам бескрайних российских просторов, и боль за судьбу Отечества и судьбы людские.

В творчестве Игоря Сушенка невозможно назвать какой-то жанр доминирующим. Мастерство, ремесло в высшем понимании этого слова, художник показывает и в пейзаже, и в портрете. Мимо пейзажа, написанного им, не пройдешь, портреты его работы не спутаешь ни с какими другими. Его герои одухотворены, живы, узнаваемы, и не только благодаря популярности многих из них.

15_П-Т Актера В.ГОСТЮХИНА

И актер Владимир Гостюхин, и академик Игорь Шафаревич, и мальчик Алеша на детском портрете - все работы, несомненно, можно считать творческой удачей. Великолепное портретное сходство, и вместе с тем не «модель» здесь ведет за собой художника, как зачастую бывает даже у самых «маститых», а сам художник делает отбор наиболее характерного, проникая в самую суть. Отсюда такие точные попадания - отсюда необъяснимый свет у Татьяны Петровой, отсюда боль в глазах и необыкновенная скрытая сила Владимира Гостюхина, отсюда сочетание мягкости, интеллигентности с могучим умом и непреклонностью у Игоря Ростиславовича Шафаревича...

16_П-Т ИГОРЯ ШАФОРЕВИЧА

Ноябрьскую выставку 1997 г., случайно или нет, посетил земляк художника, губернатор Брянской области Юрий Евгеньевич Лодкин. Внимательный осмотр всех картин, обстоятельный разговор с Игорем - и родилось предложение провести такую же выставку в Брянске, на родной земле. Прекрасная организация, прекрасно изданный каталог работ, помощь в перевозке картин - и уже в мае 1998 г. жители Брянщины посещают выставку «столичного» земляка. Много теплых слов, много прекрасных отзывов еще и потому, что почти треть пейзажей написаны на Брянской земле. Знакомые излучины рек, березовые рощи и сосны в лучах заходящего солнца - все это родное, близкое и до боли знакомое с детства.

Сушенок много общается с земляками, выступает, выезжает на природу и пишет этюды, из которых рождаются дивные по настроению картины, такие, как «Тихий вечер», «Дождь в лесу» или «После дождя». Он часто признается, что такой природы, как на Брянщине, больше нигде нет. Хотя казалось бы, уж чего-чего, а лесов, полей да деревенек у нас в России хватает, вон - прямо за Московской кольцевой дорогой...

После выставки в Брянске Игорь Михайлович получает письмо-предложение от Мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова провести еще одну выставку в столице, в Малом Манеже. Тысячи художников знают цену этому выставочному залу в самом центре города, сотни стоят годами в очередях, чтобы показать свои работы в одном из лучших залов Москвы. Ибо это - несомненная честь, высокая оценка того, что тобой сделано. Такую оценку надо оправдать, и почти год Сушенок готовится к выставке, опять работая днями и ночами. К тому, что уже было сделано раньше, прибавляются десятки работ - пейзажи, портреты общественных и политических деятелей, артистов, писателей и простых работяг «от сохи» - почти полная картина новейшей истории России в лицах и образах...

Сканировать 52

Выставка открылась в январе 1999 г. и проходила десять дней. На открытие пришло много представителей элиты, столичных властей, было много хвалебных речей, напутствий, восторженных слов. А потом на выставку пошел народ, «рядовые» граждане России. Медленно переходили от одной картины к другой, уходили, возвращались, писали о своих впечатлениях в Книге отзывов. Игорь Михайлович до сих пор хранит ее как дорогую реликвию. В этой книге - вся искренность и теплота его, сушенковского, зрителя.

«31.01.99. Очень отрадно, что, несмотря на ужас нашей жизни, пробиваются к людям такие русские таланты. Храни тебя Бог, Игорь!»   «Молодому таланту спасибо. Особенно за картины «Дождь в лесу» и «Тихий вечер». Это наша Россия!»

«Такие прекрасные картины. Душа преобразилась. К сожалению, впервые увидел, а сегодня последний день выставки! Ах, как хотелось бы еще посетить ее с друзьями. Желаю Вам больших успехов, обязательно буду отслеживать Ваше творчество!»

Разве может художник ожидать большей награды за свои труды, разве есть что-то более дорогое, чем эти простые и теплые слова? Слова, произнесенные людьми, для которых и писались эти картины, людьми, чей суд и оценка превыше всего! Если тебя признали, узнали, если полюбили твои работы и открыли в них свою Россию, свою душу - есть ли большее счастье для творца? И неважно, что никому невдомек, что все эти полотна были созданы все в той же «лимитской» комнатушке, что до сих пор Сушенок не имел своей мастерской...

Однако уже через несколько месяцев своя мастерская появилась. Мало того, появилась своя детская художественная студия, первые ребятишки - ученики Игоря Сушенка.

Сканировать 9

— Я и не предполагал, что такое может случиться. После Малого Манежа я провел выставку в Юго-Восточном округе столицы, и после выставки Управа района Марьино выделила мне помещение для мастерской и одновременно предложила вести преподавание в студии. Теперь у меня есть замечательное место для работы, есть свои ученики. Сейчас их уже около тридцати. Занимаюсь с ними с огромным удовольствием - учу их и, как ни странно, еще больше учусь сам. Непостижимая вещь - обучая других, делаешь все новые и новые открытия для себя. Я разработал и подготовил свою программу преподавания. Не буду вдаваться в ее подробности, но за основу взята школа рисования Микеланджело, элементы из других школ изобразительного искусства и свои собственные знания. Могу с уверенностью сказать: научить рисовать можно практически любого. Своими учениками я доволен - многие из них подают большие надежды. Для меня главное - научить их рисовать человека, человеческую модель. Научатся этому - смогут строить композицию, а построят композицию - сумеют написать картину. Конечно, не все они станут художниками, но для меня важно, что с детства они постигают тайны ремесла, глубже узнают историю, традиции, им это самим очень интересно. Думаю, и родители их спокойно себя чувствуют, зная, что дети заняты делом, а не болтаются в подворотнях. Время сейчас очень опасное, детей надо оберегать от грязи и пошлости, которая льется отовсюду. От того, кого мы воспитаем сейчас, зависит будущее нашей России уже через десять - пятнадцать лет. А за ее будущее мы все в ответе...

Чувство Родины, чувство ответственности за все происходящее вокруг развито у Игоря Сушенка очень остро. Он болезненно переживает конфликты в стране, апатию людей, чье-то безверие в то, что все у нас наладится. Недавно Игорь Михайлович вернулся из поездки в Астрахань и Каспийск, где встречался с командующим Каспийской флотилией, с офицерами, морскими пехотинцами, прошедшими мясорубку Чечни. В итоге - большая коллекция графических работ, портреты офицеров и рядовых, стоящих сейчас на боевом посту, - незнакомые, и в то же время как будто уже виденные однажды лица.

75_ДОРОГА НА ГОЛУБОВКУ

— Горько в этом признаться, но у нас, москвичей, нет и десятой доли той простоты, той нравственной чистоты, порядочности, которую сохранили эти люди. Пройдя огни и воды, они не очерствели душой, не озлобились. Общаясь с ними, я как будто общался с чем-то чистым, простым и понятным из нашего не такого далекого прошлого. К сожалению, мы все сейчас очень быстро теряем эти качества, мы реже приходим на помощь друг другу, души наши костенеют, мы учимся работать локтями и думать только о себе, живем днем сегодняшним и постепенно теряем волю отстаивать собственное лицо, собственные традиции и обычаи предков, словно какое-то наваждение нашло на нас. А без традиций, без корней, без веры - чем станет Россия? Даже сохранив свою государственность, сможем ли мы, вправе ли будем лет через пятнадцать называть себя русскими? Сейчас только на провинцию вся надежда, на ее патриархальность и целомудрие...

Игорь Сушенок не голословен. Именно эти мучительные раздумья и навеяли замысел последней картины, над которой он сейчас работает, - «Преподобный Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского».

Казалось бы, в чем актуальность события, которое произошло более шестисот лет назад? А в том, что преподобный Сергий благословляет полководца на битву за землю русскую, на поле Куликово. Благословляет защищать Отечество, Веру Православную и нас, далеких-далеких потомков, чтобы и мы так же защищали родную землю, берегли свои души и друг друга, хранили красоту, чистоту сердец, чтили память предков и следовали их путем. Родина у нас одна, она неповторима,  другой такой нет на всем свете - а мы, ее сыновья, каждый должен встать на свое Куликово поле и сражаться за себя, за ближних, за своих детей, за будущее Отечества. Живопись Игоря Сушенка - это его Куликово поле, и слава Богу, что он не дрогнул, не сломался и пошел прямым путем. Он не остановится на достигнутом, не станет почивать на лаврах.

0003

Хочется только пожелать ему терпения и Божьей помощи - остальное будет. Ведь есть у него и талант, и душа, - а это главное.  

Николай Мельников,

2001 г.